Время

Время в Тургоре отмеряется ударами сердца. Идет обратный отсчет. Сто ударов сердца образуют Цикл. Кроме того, есть также Части, каждая длится пять Циклов. Всего Духу дается тридцать пять циклов.

"Ты замечаешь, как быстро тут летит время? Вот сейчас - слышишь? Как будто пробежал кто-то… Я думаю, это время бежит. Стрелки вон крутятся так бешено, что даже дрожит циферблат. И ты опять постарел с прошедшего раза… И я тоже - смотри, какие у меня стали ноги…"

Оле

Часть 1. Голод

Ничего, никого. О Братьях еще и не слышно, а Сестры обессилены настолько, что не хватает сил даже просто пропустить Духа в свои покои.

Тургор

Тургор. Голос Цвета

Все вокруг нас с тобой — мертвое или полумертвое.
Кто дышит и движется — существует, но не живет, и существование это тоскливо и кратко.
Все полумертвое превращается в мертвое, если не питается Цветом.
Но Цвет встречается редко и не дается в руки — он не любит, когда его держат внутри.
Сколько Цвета ни поглоти, его не хватит надолго.
И вот, Жизнь уходит из полумертвых стремительно, как вода из пробитой бутыли, и все, что не чувствует Цвет, за считанные часы превращается в мертвое.
Жизнь есть только там, где Цвет нашел свое настоящее место.
Но Цвет капризен, и подчинить его невозможно.
Такое не под силу ни полумертвым, ни мертвым.
Человек теряет душу, только если та погибает от долгого голода.
Голодная душа проваливается в пустоту, где ее поджидает смерть.
Но иногда перед окончательным растворением душа ненадолго задерживается в Промежутке.
Говорят, что такую душу можно вернуть, если она откроется Цвету, примет его и насытится им, если поймет его смысл и назначение.
Тогда ей станет под силу победить смертоносную дрёму, и врата Ада не одолеют ее.

Часть 2. Заповеди

Из темноты приходят четыре Брата и посвящают Духа в ученики, дают ему десять основных законов.

Тургор

Тургор. Голос Цвета

Братья праведностью доказали свое право на Промежуток.
Братья сумели подняться сюда из такой глубины, где о Цвете даже не слышали.
Из глубин, где сознание не способно и допустить того, что Цвет существует.
Подвиг их чуткости был велик — и они обрели рай по своей вере.
Нет большей награды для верного, чем поставить его хранителем рая.
Ибо Он, кто видит Покои, Он, породивший Сестер, Он, кто содержит все это, теперь истерзан и слаб, и нуждается в заботе и защите.
Братья вполне заслужили свою награду — и власть их порядка теперь беспредельна.
Братья праведностью доказали свое право на Промежуток.
Они сумели подняться сюда из такой глубины, где о Цвете даже не слышали.
Там сознание не способно и допустить, что Цвет существует.
Подвиг их чуткости был велик — и они обрели рай по своей вере.
И здесь увидели воочию Лимфу Цвета, зримый облик могучего бога.
Нет большей награды для верного, чем поставить его хранителем рая.
Братья ее заслужили, и власть их порядка теперь беспредельна.

Часть 3. Праздник

Вновь поднимаются Братья, на этот раз – почти все, и начинается Праздник. Но в честь кого?

Тургор

Тургор. Голос Цвета

Если кто-то из Братьев совершает оплошность, он сам и осуществит свое наказание.
Он падает обратно, в ледяные глубины, из которых когда-то сумел подняться.
Там он снова пройдет искус бесконечной тоской, равнодушием, дремой, отчаянием и пустотой — и если преодолеет его даже после падения, он вновь поднимается в Промежуток в силе и славе.
Никто не бросит ему ни слова укора.
Братья встретят его с гордостью и радостью, и воздадут ему еще больше почета, чем прежде.
И будет праздник. И он вернет все на круги своя и восстановит нарушенный мир.
Иные смотрят на Цвет как на пищу.
Иные видят в нем топливо.
Третьи чувствуют в нем автономную волю, и трепещут, и думают, и гадают — можно ли ублажить его жертвой?
Одни предлагают хранить его крохи. Другие — тратить, пока он есть.
Но все хотят одного — чтобы Цвета всегда было вдоволь.
Можно ли призывать его?
Можно его создавать?
Дано ли кому-то услышать его и попробовать договориться?

Часть 4. Смятение

Прошло уже двадцать циклов, а Дух все еще не улетел. Сестра, приютившая его, отдает весь свой Цвет и проваливается в пустоту. Весь промежуток в смятении. Никто не знал слова «самопожертвование».

Тургор

Тургор. Голос Цвета

Тот, кто отказался от Цвета, растворяется в холоде.
Тихая смерть Сестры опрокинула представление о том, как устроен мир.
Кто по доброй воле отдаст другому свой Цвет?
Что может быть страшнее, чем смерть внутри смерти?
В Промежутке не отдают — это табу.
«Самопожертвование» - слово, которого здесь не знают.
Но не то, что такой поступок возможен, вселило в Сестер и Братьев панический страх.
Не это - но предчувствие того, что теперь невозможно иначе.
Кто отказался от Цвета, тот растворяется в холоде.
Ибо теряет душу, а значит — возможность бессмертия.
Кто же по доброй воле отдаст другому свой Цвет без остатка?
Что может быть страшнее, чем смерть после смерти?
Сестра принесла себя в жертву, и Промежуток вздрогнул от ужаса.
Но не живой пример отчаянной самоотдачи привел в неистовство Братьев, и в трепет — Сестер.
А предчувствие того, что теперь невозможно иначе.

Часть 5. Орион

Грани между мирами становятся все тоньше, и вот – один из Братьев услышал Голоса Цветов и отрекся от пути Хранителя.

Тургор - Орион

Тургор. Голос Цвета - Агония

Кто восстает против своего призвания - самоубийца.
Кто осмелится переступить через свою веру - отступник.
Кто решится перейти на сторону проигравших - мятежник.
Тот, кто узнает истину и откажется от нее, кто увидит путь, ведущий к победе, и свернет с него в сторону, кто предпочтет отвернуться от очевидного, имя тому - Орион.
Он просто делает так, как велит ему совесть, и смятение не властно над ним.
Есть твердая грань между самоубийством и самоотдачей, ведущей к гибельному опустошению.
Цвет не желает жертв.
Самоубийство преступно.
Но потлач неизбежен, если речь идет о творении новых вещей. Цвету неведома жалость.
Нужно полностью исчерпать предыдущий Предел, чтобы хватило мяса для воплощения следующего.
Только такой ценой создается все новое.

Часть 6. Тургор

Приближается конец. Самое время наполнится Цветом до предельного натяжения.

Тургор

Тургор. Голос Цвета

Тургор, предельное натяжение, превратит человека в натянутый лук.
Возможно ли добиться запредельного натяжения, чтобы отправить стрелу за пределы границ, предначертанных луку?
Возможно ли, чтобы лук, даже лопнув от страшного выстрела, ценой своего разрушения отправил стрелу за пределы земного круга — чтобы она совершила прорыв и не упала обратно на землю?
Ответ на этот вопрос — нет. Скорее всего, невозможно.
Агония продолжается.

Часть 7. Прорыв

Отступника сбросили вниз, остальные Братья теряют рассудок. Уже почти конец. Еще пять циклов, и Промежуток превратится в Полотно. Цвета больше не придут.

Тургор

Тургор. Голос Цвета

Лимфа — тетива, стрела — дух, но Цвет — наконечник этой стрелы.
Даже преодолев пределы, что принесет стрела туда, куда ее направили?
Какие стрелы в твоем колчане?
Пурпур и Золото? Серебро и Лазурь? Янтарь, соединенный с Зеленью?
А быть может, найдется стрела, на конце которой лукавая Сирень сплелась с разрушительным Пурпуром?
Тургор, предельное натяжение, превратит человека в натянутый лук.
Возможно ли добиться и запредельного натяжения, чтобы отправить стрелу за пределы границ, предначертанных луку?
Возможно ли, чтобы лук, даже лопнув от страшного выстрела, ценой своего разрушения отправил стрелу за пределы земного круга — чтобы она совершила прорыв и не упала обратно на землю?
Ответ на этот вопрос — нет. Скорее всего, невозможно.
Пока не указано иное, содержимое этой страницы распространяется по лицензии Creative Commons Attribution-ShareAlike 3.0 License